Артур Закиров: «У нас до сих пор многие ведутся на объявления типа “СРО в рассрочку”. Примерно 80% татарстанского рынка покупает такие допуски»

В апреле в Казани появилась Независимая ассоциация поддержки строителей. Сокращенно — НАПС. Основная цель организации — обеспечить компании бесплатной экспертной помощью. Все это делается для развития строительного кластера Татарстана, рассуждает один из основателей и идейный вдохновитель НАПС Артур Закиров. В интервью KazanFirst он рассказал почему формат ассоциации уникален для России.

Справка
Независимая ассоциация поддержки строителей была создана инициативной группой в феврале 2015 года под эгидой Ассоциации СРО ППСО. Изначально НАПС задумывался как проект профессиональной помощи членам СРО ППСО, но востребованность ассоциации появилась и у других участников строительного рынка. Поэтому Ассоциация стала свободной для вступления новых членов
— У нас до сих пор очень многие ведутся на объявления типа «СРО в рассрочку» и так далее. К сожалению, примерно 80% татарстанского рынка покупает такие допуски, а потом в панике не знает, что с этим делать. К строительству-то их не допускают, так как подобные допуски не отражаются в реестре, и никогда не будут там отражаться. СРО проверяют только крупные заказчики – например, нам постоянно звонят службы безопасности крупных предприятий.

Мы выступили с законодательной инициативой об обязательном требовании свежей выписки из реестра саморегулируемой организации по состоянию компании в СРО.

— Что это даст?

— Рассрочников в реестр самой СРО включают на неделю. То есть человек допуск получил, в реестре проверил, успокоился, а через неделю его там нет. Почему нет? Потому что в Национальное объединение строителей (НОСТРОЙ) подаются сведения о количестве членов СРО, и за это количество членов надо платить.

Кроме этого, за компенсационный фонд надо отвечать, а его попросту нет у организаций, которые выдают допуски СРО в рассрочку. Мы выступили с инициативой, чтобы обязательно любое строительство и генподрядчик наряду с основными документами, такими как устав, выписка и другие, требовали еще и выписку из реестра.

— Как это отразится на строительном рынке?

— Наша саморегулируемая организация очень строгая. Мы требуем все документы и оплату потому, что у нас требует Ростехнадзор. А для того чтобы вступить в коммерческое СРО, зачастую нужны только 50 000 рублей и скан устава. Получается неравная конкурентная борьба. Нормальные строительные компании, естественно, не могут тендериться на тех же условиях, что и мелкие компании, которые только-только купили допуск СРО (у них нет штата, а зачастую еще и помещения). Они просто рушат ценами рынок.

Сейчас законопроектом занимается минстрой РТ. Если инициатива пройдет, мелкие строительные компании, который сейчас буквально рушат рынок демпингом, начнут отходить в сторону. Либо им придется вступать в нормальные СРО – а мы начнем требовать документы, людей – либо уйти с рынка совсем. Да, это не очистит строительный рынок в целом, но шаги к его цивилизации мы делаем.

Инициатива исходит от СРО, но по сути она – НАПСовская, потому что решение о таком законопроекте приняло сообщество экспертов организации. То есть НАПС – это организация, которая уже сейчас создает законодательные инициативы и будет это делать дальше.

— Если говорить в целом о состоянии рынка строительных СРО – что происходит сейчас? Стало лучше или хуже с момента появления саморегулируемых организаций?

— В самом начале, наверное, было пожестче. На этапе становления даже коммерческие СРО вели себя аккуратнее – требовали документы, был какой-то порядок. Потом, когда все это понеслось по рельсам безнаказанности, появились СРО, которым вообще ничего не надо, началось что-то из серии «получите деньги только по паспорту».

В нынешнем году из-за такого бардака стоял вопрос о жизни саморегулирования в целом. НОСТРОю для исправления ситуации были выставлены сжатые сроки – не больше года. Уже две СРО перестали работать, порядка еще 20 саморегулируемых организаций должны прекратить свою деятельность до конца 2015 года. Это самые наглые организации, которые не отвечают никаким требованиям и не дают никаких данных в НОСТРОЙ. С некоторыми из них Ростехнадзор даже не может связаться, потому что у них нет адреса. Представляете, какие допуски они выдают?

— Кризис повлиял на коммерческое строительство и многие строительные компании сейчас пытаются получить право на бюджетное строительство…

— Сейчас просто мало коммерческих строек, многие приостановлены. То есть доделываются начатые проекты, но новые не стартуют. Соответственно, все идут за бюджетом. Но кто-то не умеет с ним работать, кто-то не хочет. Работы в целом мало. Кроме этого, в бюджетном строительстве есть один очень неприятный момент – это индексация цен. Если в коммерческих структурах она, как правило, проходит сразу, и ты можешь доказать, что материал вырос в цене, в бюджете все сложнее – он строго фиксирован, а взять и поднять цены на 20% только потому, что материалы выросли в цене, ты просто не можешь.

Что будет дальше – покажет время. Сейчас о трудностях и закрытии компаний мы можем судить по СРО. Могу лишь сказать, что динамика вступающих членов стабильно положительна…

— Теперь объясните, как на этом рынке работает НАПС?

— НАПС — это сообщество строителей, экспертных организаций и коммерческих структур с опытом работы на строительном рынке и оказания услуг для строителей. У нас есть эксперты, которые работают на ассоциацию по контракту, сейчас их работа оплачивается из средств СРО ППСО (Саморегулируемая Ассоциация «Первое поволжское строительное объединение», Закиров директор по развитию ассоциации — KazanFirst) являющейся альма-матер нового объединения.

Существует веская причина, почему НАПС был выделен в отдельную структуру. Деятельность СРО по уставу не предполагает того, чем сейчас занимается НАПС – налаживания прямого контакта между экспертами и строителями. Причем после сложившегося экспертного диалога строители сразу видят реальные результаты.

— То есть?

— Что такое СРО для всех строителей? Это какая-то организация, куда обязательно надо вступать, платить членские взносы– это все, что они видят.

На самом деле борьба ведется довольно большая – есть огромное количество законопроектов, которые пытаются ввести власти. Например, увеличение видов работ, на которые надо получать допуски.

Или еще – не так давно частное домостроение хотели загнать под обязательные допуски. Представляете, какая это будет нагрузка на маленькие строительные компании. 300 000 рублей компенсационного фонда, плюс членский вступительный взнос и страховка, суммарно порядка 350 000 рублей.

Это просто уничтожило бы рынок. Остались бы только крупные игроки, что повлекло бы за собой рост цен на малоэтажное строительство.

СРО с этим борется, хотя, казалось бы, нам выгодно, чтобы люди вступали в нашу организацию. Но нам это не нужно, потому что мы прекрасно понимаем, что в таких условиях к нам придет 4-5 крупных компаний, а мелкие просто закроются. Нам гораздо интереснее, когда они вырастают и все равно приходят к нам.

Так вот. Работа ведется, но строители ее не видят, не понимают, зачем они состоят в СРО.

НАПС – это что-то материальное, в чем они сами участвуют и понимают процессы. В принципе, мы и так делали работу в рамках СРО, которой сейчас занимается НАПС. Но ее стало больше, вопросы стали сыпаться из разных сфер, тогда-то мы и приняли решение об основании отдельной организации.

— Ассоциация —это коммерческая структура?

— Нет, НАПС – это некоммерческая организация. В ней оформляется членство, но оно всегда будет бесплатно, потому что Ассоциация независимая, мы не привязаны к минстрою Татарстана или России. Это просто организация, на базе которой могут взаимодействовать эксперты и строители нашего региона.

Каждый строитель может прийти, например, в экологическую компанию и попытаться проконсультироваться, на что ему ответят: вот наши реквизиты, давайте заключим договор и будем работать.

В НАПС для экспертных организаций и коммерческих структур условия такие: для того чтобы была возможность получить качественный контент заказчиков со стороны СРО, экспертная группа обязана проводить все работы на уровне консультаций и правовых заключений бесплатно. Далее строитель уже может продолжить отношения с экспертом на платной договорной основе.

НАПС оказывает бесплатные консультации по вопросам:
– промышленной безопасности;
– исходно-разрешительной документации;
–экологии в строительстве;
– аудита кадрового делопроизводства по соответствию современному законодательству РФ;
– страхования ответственности и жизни, в том числе за счет налоговых вычетов;
– аудита и рекомендаций по оптимизации участия в тендерах;
– лицензирования;
– юридической консультации для строительных компаний;
– охраны труда и безопасности строительных работ;
–противопожарной безопасности.

— Например

— Например, к нам обратилась строительная компания, которой пришло предписание из Ростехнадзора с требованиями. Их юрист обратился к нам за консультацией, в предписании были пункты, которые не регламентировались вообще ничем.

Он изучил все правовые базы, понять ничего не смог. Мы отправили все нашему эксперту, он изучил документы. Сделал для них ссылки: это требование на таком-то основании, а это требование незаконно в принципе. В итоге мы практически сразу отмели несколько незаконных требований, привели основания – почему – со ссылками на статьи закона.

По сути, эта работа – правовое заключение. Но, кроме этого, мы разъясняем требования надзорного органа: например, компании не хватает определенного специалиста, его надо нанять или обучить, где обучать – вот адрес и телефон. Заключение эксперта НАПС – это руководство к действию.

Бывают случаи, когда деятельность для строительной организации оказывается непрофильной. Например, подрядчик строит дом, а ему в генподряд ввязали придомовую котельную. Понятно, что строители ничего не смыслят в промышленной безопасности, у них нет в этом необходимости.

В таком случае НАПС дает стройкомпании заключение по особо опасному объекту (ОПО) и тут всплывает вторая сложность: у подрядчика нет в штате специалиста в области ОПО.

Для решения проблемыстроительная организация заключает договор с компанией, которая делала им заключение по особо опасному объекту, после чегопродолжает строительство. Такая схема – главный принцип работы НАПС. Как правило, до коммерческих основ доходят те компании, которые столкнулись с непрофильной работой. А крупным компаниям с большим штатом обычно достаточно только заключения.

— Кто ваши эксперты?

— Это либо наши эксперты-контрактники, которым мы просто платим деньги, либо это коммерческие структуры, которые хорошо себя зарекомендовали на рынке. Так как я в строительной сфере давно, знаю очень многое. Например, у нас есть области– такие как экология–где всего два-три игрока на рынке, по промышленной безопасности и того меньше.

— Вы также консультируете по тендерам. На что здесь нужно обращать внимание?

— Если брать тендеры – мы по рекомендациям строителей отобрали лучших специалистов, попробовали сами с ними поработать, оценили. Как обычно работают тендерщики? Заключается договор на долю в 1-2% от суммы тендера и начинается работа. В НАПС это происходит иначе. В первую очередь выезжает команда и делает аудит тендерной деятельности компании. Берут, например, последние полгода, и делают анализ – какие тендеры компания проиграла или выиграла и почему, делают отчет о системных ошибках. После этого команда предлагает – мы можем научить, как надо работать или можем помогать вам с тендерами дальше.

— Сейчас многие строители жалуются, что невозможно участвовать в тендерах. По госзакупкам также видно снижение активности – если раньше на один заказ претендовали минимум 8-10 организаций, то сейчас бывает буквально по 2-3…

— Проблема есть. На самом деле все не так плохо, как жалуются строители. У бюджета действительно очень низкие цены, но с ними надо уметь работать.

На самом деле строителей больше нигде в России, так же, как в Татарстане, не обеспечивают работой. Главное инвестиционно-строительное управление РТ постоянно предлагает – берите объемы. Да, здесь не получится нанять субподрядную организацию и что-то заработать. Если у тебя есть люди на окладе и тебе постоянно требуется загружать их работой – пожалуйста, бюджетных строек много. Просто у нас рынок такой– любят набирать заказы и сдавать их субподрядчикам. Так на бюджете заработать не получится.

— По кадрам тоже делаете предварительное заключение?

— В том числе. У нас есть имитация проверки работы трудовой инспекции. Руководитель, естественно, знает, что это тестовая проверка, работники – нет. Команда выезжает в компанию, поднимает все документы, что и как оформлено. Есть своя форма оценки – о наличии документов, правильности оформления, вовремя или не вовремя все сделано, ведение трудовых книжек, договоры и так далее. С учетом того, что в 2015 году ужесточилось законодательство в этой сфере, увеличились штрафы, и они теперь суммируются – такая проверка очень актуальна.

По итогам проверки делается отчет о состоянии всей трудовой документации, и снова предлагается – либо можете сами устранить все недочеты, либо можете заключить с нами договор, и мы поможем. Помнится, первый же выезд показал штрафов на 1 млн рублей в компании, где официальный штат – 15 человек.

— А как с вопросами экологии? Вероятно, ввиду того что 2016 год будет объявлен Годом водоохранных зон Волги и Камы, вопросы экологии будут актуальны?

— Если раньше при строительстве на экологию особо внимания никто не обращал, то сейчас, после того как Казани намекнули, что пора вводить зеленые стандарты строительства, что надо думать об экологии. Тем более что у нас много объектов под защитой «ЮНЕСКО», а они очень жестко относятся к таким вопросам – начали задумываться и об экологии.

По сути, об этом начали думать после того, как пошла Универсиада. Международные эксперты приезжали в Казань, поднимался даже вопрос, чтобы приостановить «Нэфис», и что решение о проведении Универсиады в Казани не будет принято до тех пор, пока не будет приостановлен завод.

Природоохранные зоны водоемов – это болезненный вопрос больше не для крупных строителей, а для небольших частных компаний, которые к нам также обращаются. Сейчас вся прибрежная зона Волги и Камы застроена незаконными пирсами, помостами, понтонами. Собственно, незаконно это было всегда, но раньше на это обращали внимание меньше.

Хотя были случаи, например, в Боровом Матюшино, когда просто сносили бульдозерами пирсы стоимостью 2-3 млн рублей. Но, как правило, это случалось только тогда, когда друг с другом не могли договориться соседи.

А сейчас МЧС совместно с Росприроднадзором Татарстана и минлесхозом республики создают группы и будут проводить рейды по всей береговой линии. Это несложно: часть группы просто идет по берегу, а часть едет вдоль береговой линии на катере, ведут съемку и документирование. А дальше по реестру выясняют, законны постройки или нет. По оценкам наших экспертов 95-98% пирсов не узаконены.

— Как проходит процесс легализации пирсов и других строений в прибрежной зоне?

— В первую очередь, если пирс монолитный, делаются береговые укрепления. После этого подаются документы для участия в тендере на аренду акватории – под сам пирс и необходимую к нему прилегающую территорию.

— Потом придется платить налоги?

— В первую очередь. Суммы небольшие, но если их сейчас не платят, а после рейдов начнут платить все, у кого есть пирсы, – это очень неплохое пополнение бюджета. Крупных строителей это мало коснется, потому что требования к строительству дамб, мостов, береговых укреплений всегда жестко соблюдались по одной простой причине – это строительство, которое проходит через Госстройнадзор. По сути, все «шалости» совершены в сфере малого строительства, которое не проходит государственную экспертизу.

Коснется ли это акваторий озера Кабан, пока сказать сложно, хотя и там есть неузаконенные участки.

— Эксперты по промышленной безопасности у вас есть?

— Да. НАПС – единственная организация, которая консультирует строителей по промышленной безопасности в Татарстане. Есть экспертные организации, которые занимаются экспертизой промышленной безопасности готовых или строящихся объектов, но это уже конечные стадии работы. Но, например, обратиться с консультацией, чтобы привести в соответствие документацию на предприятии согласно требованиям Ростехнадзора, не к кому.

В этой сфере очень мало специалистов. Если в целом брать юридические услуги – юристов много, и они просто делают деньги. А экспертов по промышленной безопасности можно по пальцам пересчитать. И если в Казани они еще бывают, то это потому, что здесь есть Ростехнадзор, и на рынке работают бывшие сотрудники ведомства, в районах же их просто нет. В НАПС по вопросам промышленной безопасности консультирует бывший руководящий сотрудник Ростехнадзора. Экспертов такой квалификации в республике практически нет.

Источник: Kazanfirst.ru

Как стать членом НАПС?

Узнайте подробнее о бесплатном членстве в НАПС

X

Запишитесь к врачу